chitalnya
прописатися       запам'ятати  
Поезія Проза Різне Аудіо
Автори Форум Рецензії Блоги i фотоальбоми Про проект

Curriculum_Vitae

[Tinatina]  Версія для друку


Я пишу для того, что бы жить. Я живу для того, что бы жить и не катиться вниз с горы. Не лови мне тучи, я больше не могу их нести. Я падаю, что бы подняться и танцевать. В этом городе меня не любят, а туда, куда я хочу уехать, меня не пускают.
Альфред был прав, а ты нет. Все что я умею, это завидовать тебе. А еще танцевать. Я знал, как это делать еще до того, как родился. Моя мама смотрела балет почти каждый день в течении девяти месяцев. Она очень хотела стать балериной. Не получилось.
- Петенька, давай я налью тебе еще морса, - любила повторять моя бабушка, когда я прибегал после занятий в школе.
Она была очень добрая. Носила платье в цветочек и выцветший от солнца и старости платок. Она пропала без вести.
Как трудно иногда понять душу ребенка, который стремится к чему-то, но делает это бессознательно. Это как мяч, который летит по определенной траектории, но падает в итоге непонятно куда. За забор. Или в окно Марии Степановны на первом.
Я не люблю улыбаться и пить морс. Это две вещи, которые противны моему существу. Альфред говорит, что я зануда. Он знает, что говорит. Ты же не знаешь ровным счетом ничего обо мне, но всегда пытаешься сказать все и сразу, как будто ты последняя инстанция. Твои суждения – это как снег в июне. Всегда непредсказуемы и нелогичны. Может за это я тебя и уважаю.
Меня зовут Петя и я ходил в средне образовательную школу №5. Совсем близко возле дома. Сейчас я танцую в ансамбле и хочу танцевать еще. Мои мысли спутаны колючей проволокой, я хочу сбежать от самого себя, но не отпускаю. Еще один танец.
Собирается на дождь, а я все еще надеюсь увидеть сегодня чистое небо. Нет, все завтра. Ты, Альфред, директор ансамбля, репетиция и станок. Надо все отложить до завтра. Сегодня только я и синие от злости или печали тучи. Они нависли над головой, набухли от дождя, набрались смелости и выжидают удобной минуты. Десять, девять, восемь, семь, шесть, (как же болят ноги), пять (и голова), четыре (и ступни), три, два, один…..Первая капля упала мне на лоб и тихо скатилась вниз. Потом еще и еще, все громче падали капли на раскаленный асфальт, прокуренный город и меня. Теперь мое тело пахнет дождем. Приходи и забирай, но нет, тебе уже оно не интересно.
Я очень люблю кушать груши, желтые и сочные. Мне 25 лет и я совсем немного достиг в своей жизни. Я умею читать, писать, плакать, шутить и танцевать. Писать истории и помещать их в интернете. Их безжалостно поддают критике, а я настойчиво продолжаю писать и размещать их на всеобщее посмеяние. Альфред говорит, что я ненормальный. Ты же просто улыбаешься и не комментируешь. Ты всегда улыбаешься и за меня тоже, потому, что я не люблю улыбаться и пить морс.
Никто меня не знает, и даже ты. Я бы мог хоть завтра уйти из ансамбля, послать куда подальше Альфреда и пойти в университет преподавать историю зарубежной литературы. Я ведь филолог по образованию. Поэтому и пишу, как очумевший, рассказы и жажду славы. Зачем она мне?
Когда-то я писал стихи. Теперь разучился. Я разучился улыбаться и писать стихи. Ты говоришь, что этому еще можно научиться, и ты запросто поможешь мне, но только не на этих выходных. У тебя много дел. А у меня их нет. Я свободен, и если бы у меня не болели так стопы после последней репетиции, я чувствовал бы себя куда уверенней.
Моя сестра работает на радио, а мой брат машинистом в метро на Святошинской линии. Они любят свою работу, но не любят меня. Я тоже не люблю себя, зато люблю чувствовать ритм в танце и уверенно отбивать этот ритм на танцполе. Меня не волнует твое будущее и будущее нашей Вселенной. У тебя иногда, получается, украсть меня у самого себя и не отдавать больше никому. Я это позволяю только себе и тебе. За это я тебя уважаю.
Ты любишь зеленый цвет и у тебя есть зеленая шляпа, от которой я не могу отвести свой взгляд. Я не могу так дальше. Заберите меня и перетащите через границу. Дайте мне дыхнуть берлинского воздуха, переночевать три ночи в Back-Pack Hotel, сделать пять фотографий с Siegelseule, встретить рассвет возле вокзала Berlin Zoo. После этого не так жалко вернуться в замороченный город обстоятельств. Такой план никому не по душе, даже тебе. Ты кайфуешь от этого города, от запаха метро, от желтых листьев надвигающейся осени. А я кайфую от дождя, который намочил мой новый костюм, который я только вчера купил из зарплаты. Я не люблю костюмы, особенно серого цвета, но именно такой костюм я себе купил на прошлой неделе. Тебе он очень нравится, а мне нравится, когда ты улыбаешься. Я готов носить этот серый костюм до самых холодов только ради тебя. Но у тебя столько дел на выходных.
Я умею смотреть фильмы, а потом звонить тебе и обсуждать актеров. Особенно, если они танцевали. Как же я люблю и не люблю «Грязные танцы». Мы смотрели их раз пять, еще до того, как у тебя было меньше дел на выходных. Я учил тебя танцевать, а ты так смешно повторяла за мной движения, что я иногда думал, что ты безнадежна.
У меня нет терпения и это очень мешает. Я пунктуален и заносчив, по-своему талантлив и никем не любим. Для счастья остался Берлин и ты. Я уже так больше не смогу. Надеваю пальто и выхожу на улицу. Черт, так жарко идти в пальто, но я его не снимаю. Это мое пальто и мой выбор. Я иду пешком через мост Патона, и даже не думаю с него падать. Все еще идет дождь и небо такое же, как и час назад. Я иду быстрым нервным шагом и думаю, как бы я станцевал для тебя перед Fernseheturm в Берлине.
Я не умею заканчивать на оптимистической ноте свой Curriculum Vitae, так как это никому не интересно, кроме меня, ну и может еще тебя. Я уже перешел мост Патона, чему бесконечно рад и по-своему счастлив, что я все еще здесь, в этом городе, в твоей жизни.



Форма твору: Есе
Рейтинг роботи: 0
Кількість рецензій: 0
Кількість переглядів: 311
Опубліковано: 16.02.2009 21:11



 

 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи